вину

Журналист: власти Британии ощущали вину за неспособность защитить Скрипаля

Интересная новость: Журналист: власти Британии ощущали вину за неспособность защитить Скрипаля

Британские власти испытывали вину за неспособность защитить от отравления работавшего на разведку Великобритании бывшего полковника ГРУ Сергей Скрипаля. Такое заявление сделал автор книги Skripal Files, журналист британской телерадиокорпорации Би-би-си Марк Урбан, сообщает информационное агентство РИА Новости.

Напомним, что книга Skripal Files («Дело Скрипаля») появилась в продаже сегодня, однако некоторые отрывки были опубликованы британским таблоидом Daily Mail еще вчера. Издание основано на многочисленных встречах и личных беседах журналиста с экс — сотрудником ГРУ. В частности, Скрипаль рассказывает журналисту о работе на британскую разведку, о службе на Мальте, где он работал атташе по культуре и спорту при посольстве. Стоит отметить, что именно там Скрипаль впервые беседовал с сотрудниками ЦРУ и агентами MI6. В книге уточняется, что британские агенты были крайне приветливы и добры к нему. В 1993 году в Мадриде во время командировки Скрипаль был завербован британцами и стал служить королевству под кодовым именем Forthwith. Вплоть до 2004 года он передавал послания британской стороне. В частности, он делал записи невидимыми чернилами в записной книжке, а затем, когда его супруга с дочкой уезжали в отпуск, передавал через нее так называемый «подарок» для MI6.За каждый такой «подарок» он получал три тысячи долларов США.

Другое издание The Guardian со ссылкой на автора книги пишет о том, что изначально Скрипаль не поверил в то, что к отравлению причастны российские власти. Так, после пяти недель комы, экс — разведчик находился в тяжелом психологическом состоянии. Он не мог поверить и признать, что стал целью киллера.

Марк Урбан в книге делает акцент на то, что скрывая Скрипалей, власти Великобритании пытались оградить бывшего разведчика и его дочь от журналистов и многочисленных вопросов по поводу отравления. Кроме прочего, британские власти не хотели подвергать себя опасностям публичных обвинения и судебных исков.