беженца

Забравший троих детей из Швеции россиянин попросил статус беженца в Польше

Интересная новость: Забравший троих детей из Швеции россиянин попросил статус беженца в Польше

Информационное агентство РИА Новости сообщает о том, россиянин Денис Лисов, забравший троих своих детей из Швеции, попросил статус беженца в Польше. Данное заявление сделал адвокат россиянина Бартош Левандовский. Напомним, ранее в СМИ появилась информация о том, что на польской границе задержали российскую семью — отца и троих малолетних детей, которые ранее проживали на территории Швеции. Известно, что Лисов решил покинуть страну после того, как его детей передали на воспитание приемной семье мусульман, выходцев из Ливана. Поводом стало то, что мать ребятишек попала в больницу, а отец якобы не справился с уходом за ними.Лисов попытался вернуться в Москву, выехав из Швеции в Польшу на пароме, а оттуда вылетев в РФ на самолете, но в аэропорту Варшавы семью задержали польские пограничники.

 

 

В судьбе семьи Лисова приняли участие сотрудники российского посольства в Польше, к ситуации подключены Минюст и МИД Польши, а также польский детский омбудсмен. В настоящее время задержанных отпустили до суда, который должен решить, отправлять ли детей обратно в Швецию. Как заявил Лисов, к нему самому претензий нет ни у шведских, ни у польских властей. Суд, который решит, как поступить с детьми, назначен на 4 апреля. Шведские власти требуют вернуть их. Лисов надеется, что ему с ребятишками разрешать уехать в Россию. Адвокат, предоставленный Лисову посольством РФ, сообщил, что в качестве одного из аргументов в пользу невозвращения детей в Швецию будет то, что приемная семья, в которую передали детей, является мусульманской. По его словам, «дети-христиане не чувствовали себя в безопасности». Детям Лисова четыре, шесть и двенадцать лет.В полицейский участок, где до сих пор находится российская семья, уже прибыли представители приёмной семьи из Швеции, в которую были переданы дети.Семья Лисовых переехала в Швецию из Хабаровска в 2012 году, они пытались получить в стране вид на жительство. В 2014 году супруга Лисова тяжело заболела и попала в больницу, после чего детьми заинтересовались шведские органы ювенальной юстиции. В 2017 году их забрали у отца и передали в приемную семью.

 

 

Стоит отметить, что в шведском законодательстве нет понятия власти родителей как в бытовом, так и в юридическом смысле. Нет категории «родительское право», есть «право опеки и ответственности за ребенка», которое по закону в равной степени несут родители и государство. Но государство считает, что оно способно лучше опекать и воспитывать, а потому вмешивается в семейный воспитательный процесс. Главным учреждением такого рода является Центральный совет по вопросам здравоохранения и социальной защиты, который в Швеции называют «социалом». Ежегодно у родителей забирают в среднем 12 тыс. детей. Делают это с благими намерениями. Предлогом могут быть «ошибки в воспитании», «умственная неразвитость родителей» и даже «чрезмерная опека».