мошенники

В Центробанке рассказали о схеме работы телефонных мошенников

Интересная новость: В Центробанке рассказали о схеме работы телефонных мошенников

«Колл-центры в колониях — это, по большому счету, прошлый век. Последние, в том числе и наши изучения, результаты оперативных действий правоохранительных органов показывают, что такие колл-центры совсем не обязательно находятся в местах лишения свободы, совершенно спокойно располагаются в обычных квартирах обычных домов. Это, как правило, не территория Москвы и Московской области, а другие регионы, нередко даже сопредельные с РФ государства», — подчеркнул Сычев.

Мошенники обычно располагают не самым большим набором сведений — как правило, это ФИО и номер телефона. Злоумышленник-обзвонщик может не располагать информацией, в каком банке у клиента открыт счет. «Он просто начинает свой разговор, спрашивает, вы это или не вы, и дальше развивает разговор по определенным скриптам, выводя человека на необходимость рассказать злоумышленнику о том, кем он является на самом деле», — рассказал о схеме работы таких мошенников Сычев.

Согласно информации Центробанка, в минувшем году свыше 97% хищений со счетов физических лиц и 39% хищений со счетов юрлиц было совершено при использовании приемов социальной инженерии. Как правило, граждане совершенно спокойно сами называли номер карты и указанный на ее обороте CVV-код, отметил Сычев.

Техника злоумышленников иногда бывает очень изящна, по сути, это вербальный контакт для того, чтобы сыграть на определенных чувствах человека. Даже когда тот, кому звонят, понимает, что его пытаются «развести», у злоумышленников хватает фантазии перейти на другой уровень общения и получить информацию.
Артем Сычев

первый замглавы департамента информационной безопасности ЦБ РФ

На уровне законодательства недостаточно регулирования с точки зрения противодействия именно таким видам мошенничества, недостаточно проработаны вопросы получения легального доступа к тем данным, которые необходимы финансовым организациям, заметил он. «Бороться надо с тем, чтобы убрать из потребностей необходимость незаконного получения этих данных. Убирать, по сути, спрос на незаконные данные», — подытожил Сычев.