В российских тюрьмах

Здесь гнали даже самогон, или Как живут и зарабатывают в российских тюрьмах

Интересная новость: Здесь гнали даже самогон, или Как живут и зарабатывают в российских тюрьмах

В российских тюрьмах отбывают наказание 650 тысяч людей. Россия на втором месте после США по этому показателю. Агентство РИА Новости записало монолог одного из арестантов — автора Telegram-канала «Подвал», который захотел остаться анонимным.

«Красные» и «чёрные» лагеря 

Молодой парень из обычной семьи учился на инженера в техникуме. До получения диплома оставался 1 год. Он рассказывает, что практически сразу как появилась «возможность» сесть, так он и сел. Ему всё равно как его называют:  «заключенный», «зэк», «арестант». Он объясняет это тем, что всё равно ничего не изменится, как сидит недалеко от Москвы, так и будет сидеть.

Большая половина заключённых в российских тюрьмах по статье «Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов». Наш заключённый также не смог обойти мимо наркотиков. Его как и многих других не лечили, а просто лишили свободы на годы.

На «красные» и «чёрные» разделяют в тюрьмах лагеря. «Красные» известны тем, что здесь «властвует» администрация: телефоны и другие запрещённые вещи разрешены только «своим».

«Чёрные» лагеря известны тем, что уже есть «блатные», и, конечно, администрация не в счёт. У них может быть всё: от телефонов до ноутбуков, алкоголя и даже наркотиков. По рассказал автора, его лагерь был именно таким. Абсолютное большинство в столовую не ходили. А зачем, если каждый день можно жарить шашлыки и ходить куда хочешь. Здесь гнали даже самогонку! Для этого был сделан специальный барак.

Далее сменили руководство. Из администрации были и те, кто имел судимости. Уволили всех. Сотрудники ОМОНа сюда зачистили. Установили камеры видеонаблюдения и запретили ручную кладь. Установили правила: за алкоголь — в изолятор на 150 дней, за наркотики — на 300 дней и ещё даже могут увеличить срок. В одиночку уже не стали ходить, а лезвия уже с собой никто не брал в такие «походы».

 

Мини-футбол среди осужденных ИК-2 ГУФСИН по Новосибирской области. Фото Александра Кряжева

Куда уходят деньги и на что?

Если сидишь в тюрьме — тоже нужно платить. Только, к примеру, за адвоката. Его услуги варьируются от 500 рублей и до миллионов. Посылки и передачи — тоже обходятся в сумму. За два месяца они обходятся в минимум 5 тысяч. В сумму не включена стоимость сигарет. Хочешь длительные свидания — тоже плати, лучше жилищные условия — опять доставай кошелёк…

Вместе с личным делом заключённого имеется и счёт в бухгалтерии, на который зачисляются деньги. Это могут быть переводы от родственников и друзей, пенсии, зарплаты и т.д. Деньги заключённые тратят га покупки в магазине, оплаты штрафов за нарушения. На счету не должно быть больше 9,5 тысяч рублей. Если кто-то захочет сфотографироваться, чтобы фото отправить родным, то нужно оплатить услуги фотографа. Как правило, это делают возле церкви — самого красиво места в лагере.

Если же сидеть в бараках, то главная статья расходов — на уборку, чай и сигареты. Здесь скидываются раз в месяц в общую корзину, которая есть в каждом бараке. Обычно это около 1 тысячи рублей. Мелкие наркоторговцы должны оплатить около 3 тысяч, а те, кто попал за изнасилование должны платить больше. Иначе их будут «трогать».

«Добровольно-принудительные» сборы здесь также работают. Тебе привезли запрещённые вещи — плати 500 рублей, имеешь телефон — вновь 500 рублей…  Много, кто имеет электронные кошельки. Если кто-то захочет иметь телефон — нужно хорошо заплатить. Его провозят через через сотрудников, заезжающие машины и «вбросы». Здесь постоянно вылавливают тех, кто пользуется мобильным. Среди наказаний за это — крупные сумму штрафа, 15 суток в изоляторе и статус «злостного нарушителя», а это ещё плюс до 8 лет допнадзора.

 

 

Заключенный в старом корпусе. Фото Алексея Куденко

Хорошо играешь — можешь хорошо заработать 

Если что-то умеешь делать, то тебе будут рады. Кому-то нужны здесь чётки, нарды, шахматы… А кому-то юридическая помощь, чтобы написать апелляционную и кассационную жалобы… Отремонтировать телефон или зарядку к нему. За это заключённые платят. Главное — уметь сделать. Какой-то определённой платы за услугу нет. Здесь каждый благодарит как может.

Бывает, что заключённые женятся на зоне. Но это довольно редко.

Немалые суммы уходят на игры. Каждая партия оценивается в 15 рублей. Это не зависит от выигрыша или проигрыша. В шахматы и нарды играть можно, но в карты нельзя. Их прячут. Некоторые выигрывают 6-значные суммы, если повезёт.

 

Исправительная колония в Приморском крае. Фото Виталия Анькова

«Мужики», «шерсть» и «петухи» 

В тюрьмах сидят те, кто имеет привилегии, а также те, кто занимает административные должности, к примеру, библиотекаря, обыкновенные заключённые. Их называют «мужиками». «Шерсть» — это обслуживающий персонал, а «петухи» — низшая каста.

Как правило, все выше перечисленные из неблагополучных семей. Они пьют, колются…

Время — считается самым главным врагом в тюрьме. Убивают время с помощью телефона с интернетом. Прошли проверки и телефонов практически не осталось. Жизнь идёт ещё медленней и каждый день похож на предыдущий.

Правда, можно смотреть весь день телевизор. Для телезрителя — 10 каналов, если повезёт. Если нет, так довольствоваться приходится тремя. Чаще всего заключённым приходится смотреть новости. Много кто идёт заниматься спортом. Это и полезно и время быстрее идёт.

Из лагеря сбежать не так уж и сложно, но, как правило, это делают единицы.

Если это и сделал, то прятаться не советуют в крупных городах — найдут. А скрываться придётся всю жизнь.

 

Исправительная колония в Приморском крае. Фото Виталия Анькова

А что будет дальше? 

-В момент, когда мне на руки надели наручники, казалось, что это недоразумение, ведь такого не могло со мной произойти. Все планы на будущее, которые я строил еще несколько минут назад, кардинально изменились, — пишет заключённый.

Он думал, что первый суд отпустит. А условный срок будет максимальным наказанием. Оправдательные приговоры крайне редки, да ещё и с тяжёлой статьёй.

Заключённый остался один. Помощь ждать нет от кого. Он думает, что учёбу вряд ли продолжит. -Работу я хочу связать с информационными технологиями. Если получится, освою основы прямо здесь, в тюрьме. Благо пока есть возможность выхода в интернет.