Суд выяснит местонахождение матери девочки, живущей в медцентре

Интересная новость: Суд выяснит местонахождение матери девочки, живущей в медцентре

Информационное агентство РИА Новости сообщает о том, что судебные приставы разыскивают родителей пятилетней девочки, которая с рождения живет в перинатальном медицинском центре «Мать и дитя». Их ищут из-за задолженности за проживание малышки в больничных стенах. Стоит отметить, что приставы не могут найти Татьяну Максимову и Юрия Зинкина ни по одному адресу в Москве. Об этом сообщила представитель ПМЦ на заседании Пресненского суда Москвы по иску органов опеки об ограничении родительских прав. В свою очередь адвокат родителей заявила в ходе судебного заседания о том, что мать девочки «вообще не в курсе исполнительного производства». Кроме того, она уточнила, что в настоящее время Татьяна Максимова не может присутствовать на заседании из-за состояния здоровья. По словам источника из близкого окружения семьи, 25 июля врачи обнаружили у матери девочки мелоному (рак кожи с метостазами, — Авт.) третьей степени тяжести. Женщина связывает свою заболевание с переживаниями, с которыми ей пришлось столкнуться, начиная с февраля этого года (то есть, когда после заявлений благотворительного фонда этой историей заинтересовались органы опеки, — Авт.), а также с момента рождения ребенка.

Эта история длится почти 6 лет, однако только после вмешательства фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» о девочке узнали журналисты, а потом и органы опеки и попечительства. Фонд обратился в органы опеки и следственный комитет. Но органы опеки утверждают, что жизни ребенка ничего не угрожает. При этом мать грозится подать в суд за разглашение медицинской тайны и вмешательство в частную жизнь. Юристы утверждают, что есть основание для возбуждения уголовного дела — нарушено право ребенка на воспитание в семье. Напомним, что малышка родилась раньше срока и первое время ей действительно требовалось наблюдение врачей. Руководитель сети клиник «Мать и дитя» Марк Курцер заявил, что во время родов действительно возникли серьезные проблемы и появилась угроза гибели матери и плода. Потом состояние обоих стабилизировалось, но Максимова в это не верила. Родители ежемесячно платили за лечение по миллиону рублей, наняли персонал, в том числе и няню. Навещали они ее редко — не чаще раза в месяц, а в последнее время и вовсе перестали приходить к девочке, которая за пять с половиной лет больше ни разу не покидала медцентр. Когда постоянная помощь ребенку больше не понадобилась, родители отказались забрать дочь из стационара. По словам матери девочки, ее ребенок неизлечимо болен. Ту же версию она сообщила родственникам и остальным своим детям — в семье воспитываются трое старших братьев девочки: старший родился в 2003-м, средний — в 2008-м, младший — в 2011-м. Когда позднее навестившие девочку бабушка и дедушка выяснили, что ребенок здоров, они предприняли попытку убедить детей забрать ребенка домой, на что получили грубый совет не вмешиваться в чужую семью, и запрет на посещение девочки.

20 сентября суд вынес решение, что родители должны забрать девочку из медцентра. Они должны были это сделать до 2 декабря, но малышка так и живет в больнице. В результате врачи обратились в правоохранительные органы. Истец ходатайствовал о судебно-медицинской экспертизе девочки, чтобы оценить состояние ее здоровья, а также о назначении психолого-психиатрической экспертизы родителям.

«Синдром Мюнхгаузена»: зачем мать придумала болезнь своему ребенку?

Эксперты все чаще склоняются к психиатрическому диагнозу матери — синдрому Мюнхгаузена, когда человек или у себя, или кого-то из близких, как правило ребенка, придумывает ложные диагнозы, полностью убеждает себя в наличии множества заболеваний, и уже не может адекватно оценивать истинную ситуацию.

Матери, вызывающие у детей болезни, часто страдают от недостатка общения и понимания, нередко несчастливы в браке. Некоторые также страдают от других психических расстройств. Подавляющее большинство (до 90 %) в детстве сами подвергались физическому или психическому ­насилию. Если врачи обнаруживают искусственную природу болезни ребенка, «мюнхгаузены» отрицают свою вину даже при наличии серьезных доказательств и отказываются от помощи ­психиатра.