Журналисту Ивану Сафронову дали 22 года колонии

Интересная новость: Журналисту Ивану Сафронову дали 22 года колонии

Вчера был оглашён приговор журналисту Ивану Сафронову. Ему дали 22 года колонии строгого режима и штраф 500 тысяч рублей. Защита собирается обжаловать приговор.

 

 

Для сравнения, 22 года — это вся жизнь. Через 22 года Сафронову будет 54, а его невесте Ксении Мироновой 46 лет. Во время оглашения приговора в зале суда стояли овации. Перед тем, как Сафронова вывели из зала суда, он выкрикнул, что всех любит и ждёт писем.

Ряд крупных российских СМИ потребовали отпустить журналиста. Ранее, проект опубликовал расследование, где журналисты сопоставили факты из обвинительного заключения.

Обычный поиск в интернете показал, что использованная Сафроновым информация находилась в открытом доступе. Ее мог увидеть и сесть за государственную измену каждый. Кроме того, обвинение никак не подтвердило, что журналист передавал секретные материалы какой либо разведке.

В целом обвинительное заключение Ивану представляет собой описание активной и качественной журналистской работы, а не государственную измену.

Но недавно русская служба BBC выяснила, что послужило спусковым крючком для суда над журналистом. И речь идёт об одной единственной публикации Ивана Сафронова.

В марте 2019 года он написал эксклюзивный текст о поставках истребителей СУ -35 Египту. Журналист взял анонимный комментарий у двух сотрудников оборонных компаний Египта, именно они рассказали ему о сделке. Через какое-то время наличие контракта было подтверждено. Вообщем, текст  Сафронова прочитали все и даже заказчики истребителей — правительство Египта. И они были не довольны, что о контракте узнали. В правительстве Египта решили отругать сотрудников МО России и послали им несколько писем с претензиями, хотя информацию слили египетские менеджеры, а не российская сторона.

И сейчас вот эти самые письма от египетского правительства есть в материалах уголовного дела Ивана Сафронова, и это подтвердил адвокат журналиста.

А в обвинительном заключении и вовсе сказано, что следователи ФСБ обсуждали со свидетелями именно текст Сафронова об истребителях.

В одном из писем, египетский чиновник просил российскую сторону опровергнуть существования заказов истребителей, учитывая некую текущую политическую ситуацию в России и Египте. Во втором письме говорилось, что генеральное командование Египта оказалось в неловком положении.

Но потом появилась история про немецких и чешских агентов, а также куча ошибок и несостыковок. И здесь важно понимать, что журналистика, болтливые менеджеры и неудобные сделки — это не преступление. А приговор журналисту получился демонстративно жесткий.